среда, 5 сентября 2018 г.

Роман о любви художника к искусству и к женщине

продолжение




  Скромное и скучное мероприятие в кругу престарелых людей не предвещало особого праздника. Единственной радостью для Артема оказалось появление той самой Софочки, дочки  Заверина Эдуарда Васильевича, отличившегося в лихие девяностые своей напористостью и смелостью в торговле.
  Пришлось инициативу брать в свои руки и развлекать девушку. Она точно также, как и молодой художник  не была в восторге от вечера.
  Маленькая, миниатюрная и улыбчивая Софочка была похожа на девчонку лет пятнадцати. Худенькими, смуглыми ручками она махала в его сторону.
  В пышном платье, как у золушки, она напоминала невинную героиню, которая то радовалась, то вдруг грустила. Казалось, она комплексовала из-за своего неудачного роста. Ей хотелось все время сидеть за столом, она отказывалась от предложений танцевать и не хотела выходить на свежий воздух. Оставлять Софочку в одиночестве Артем не осмеливался, она будто заставляла его быть принцем этого вечера и не отходить от нее ни на шаг.  
  Попытки развеселить юную несмеяну приводили к успеху. Перемены в ее настроении обосновывались отношением к своему собеседнику. Чувство симпатии проникло глубоко в сердце и часто вводило в задумчивость.
  - Красавец, хорошо сложен, приятен в общении, - думала девушка, - Чувствуется добрый нрав…
  Софочка часто опускала глаза и приглаживала платье на коленях. В каждом слове Артема она искала зацепку, которая бы доказывала ответное чувство. И каждый раз, разочаровываясь из-за ее отсутствия, она теряла слова и порой забывала тему разговора.
  Артему приходилось выдавливать из себя уступчивость. Напряжение и скованность сложившейся обстановки заводили отношения в тупик.
  - Все в ней было хорошо, - думал Артем, - и характер, и поведение. Несомненно, она понравилась бы любому низкорослому парню. Мила, чиста и откровенна. Спокойна, как вечность и безвременность. Все так правильно в ней…
  Она говорила о своей подруге Веронике, с которой дружит с детства и представить себе не могла, что Артему это совершенно не интересно. Казалось, запляши с ней рок-н-ролл или обычную польку, она не справится; ее маленькие ножки быстро устанут, потом ее придется нести на руках, жалеть и укладывать спать, как ребенка.
  Артему не хватало эмоций. Эта картина была о раннем утре, умиротворении и шепоте сонного кузнеца, заблудившегося в траве. Именно такой ему представлялась Софочка. Он смотрел на нее и заставлял себя рисовать природу: чистое белое небо, спящие деревья и однотонную траву.
  - И это все? – снова подумал художник, - Скучно и никому не нужно; даже как-то по-детски.
  Когда Софочка отлучилась Павел Сергеевич времени не терял и поспешил к сыну.
  - Хороша Софочка, правда?
  - Перестань меня сватать, - потребовал Артем, - На ней я точно не женюсь.
  - И чем она тебе не нравится? Красавица, умница…
  - Нравится. Очень нравится. Она хорошая, милая, но не для меня.
  - Не спеши, сынок. Присмотрись. Что ты знаешь о ней?
  - Хорошо. Только не жени меня. Сам разберусь.
  - Что мы Орлову подарили? – сменил тему Артем.
  - Две путевки в президентский санаторий, - ответил отец.
  - Отличный подарок.
  - Мама посоветовала.
  Скоро вернулась Софочка. До конца вечера оставалось пару часов. Скучное мероприятие нагнетало еще большую скуку и она попросила отвезти ее домой.
  Артем предложил девушке прогуляться по площади. Она согласилась.
   Москва на удивление молчала. Пустая площадь дала возможность сосредоточиться на том, что долгое время их беспокоило. Артем стал рассказывать о своих планах, Софочка о своих.
  - …Получу диплом и стану переводчиком. Папа, конечно, против этих заграничных поездок. Но я не уступлю.
  - И правильно делаешь. Кто лучше нас может знать чего мы хотим в жизни?
  - Я тебе совсем не нравлюсь? – вдруг спросила девушка.
  - Что ты? Нравишься. Очень нравишься, - ответил Артем.
  От порядочности и по доброте души он произнес эти слова с небывалой искренностью. Однако их оказалось недостаточно и ситуация требовала подтверждения. Софочка смотрела на него с такой радостью, что он не мог не поцеловать ее.
  Зачем он это сделал он и сам не знал, но в поцелуе не был разочарован. Она оказалась такой теплой и необходимой, как глоток свежего морского воздуха в лютую трудолюбивую зиму, которая ледяными глыбами давила его последнее время. Он смог отвлечься и с жадностью поддался чувствам.
  - Глупышка, ты самая лучшая, - сказал Артем и прижал ее к себе так сильно, что она и сама в это поверила.
     
 продолжение очень скоро

Реклама


(Чтобы получать сообщения о продолжении романа, необходимо подписаться на блог. Для этого вверху страницы в  поле "подписаться" введите email address и подтвердите его нажатием кнопки "Submit". После этого введите два запрашиваемые кода на англ. языке. На ваш почтовый ящик поступит сообщение об оформлении подписки. Активируйте регистрацию вашего email, пройдя по ссылке, и получайте все новые сообщения из этого блога).